Человек праздника

В Уральске он известен под именем Жека Хулиган, для алматинцев он — Жора, дома его называют Женей, а по паспорту он – Евгений Авдеев. Когда он входит в комнату, невозможно оставаться угрюмым. Праздник бьет из него словно фонтан. Только нам Евгений рассказал, какой он на самом деле – спокойный, домашний и любящий тишину.

— Евгений, вас можно увидеть буквально везде: на вечеринках в ночных клубах, на детских праздниках, на свадьбах, даже на открытиях самых различных заведений… Чем вы занимаетесь в целом?
— Я делаю так, чтобы праздник был для всех и везде, а не только там, где он должен быть. Хочу просто, чтобы те, кто со мной рядом находится, был в позитивном настроении. «Свет и радость мы приносим людям!» — вот я кто! Бременские музыканты и кот Леопольд в одном лице. А вообще я занимаюсь ведением мероприятий, будь то ночные, детские или свадебные праздники. Неважно. Любой спектр. Это, кстати, как мой и плюс, так и минус.

— Почему?
— Потому что, на самом деле, плохо, что я работаю в ночных клубах. Мне давно пора перестать этим заниматься, я от этого становлюсь старее. Но мне это интересно, и, на первоначальном этапе переезда в разные города, это мне помогает. Однако такая работа негативно сказывается на репутации профессионального ведущего. Поэтому мне нужно все это отбросить и стать, наконец, «свадебщиком».

— Как вы вообще пришли в эту сферу?
— В школе я был обычным мальчишкой, учился на физмате. А когда поступил в университет, мне стало скучно. Поэтому я участвовал в различных КВНах, студенческих «вёснах» и прочем, тесно общался с музыкантами. Рядом со мной было много интересных людей, мы друг друга обогащали, вдохновляли творчески. Почти все они в последствие стали скучными обычными ребятами, а я продолжил работу в этом направлении. Хотя я три года по окончании вуза работал инженером телекоммуникации…

— Родители, наверняка, были против вашего творчества?
— Естественно, сначала мама говорила: «Хватит ерундой страдать! Иди, устройся на нормальную работу, будь человеком, будь как все!». А я умудрялся работать и там, и там: днем инженер, ночью ведущий. Но я пока не лез в большие праздники, нигде не пиарился. А люди меня все равно звали, подходили, говорили, как круто я делал праздник у их друзей. Такие отзывы — самое приятное для меня! В конце концов, я маму зарегистрировал в «Инстаграме», и она увидела, что людям все это действительно нравится, что у меня есть потенциал, что деньги хорошие можно заработать. Тогда она поняла меня и в какой-то момент успокоилась. Смешно, что для этого маму нужно было всего лишь зарегистрировать в «Инстаграме» (улыбается). Теперь она пишет мне всякие смешные комментарии, причём «стебёт» меня хорошенько, у нее отличное чувство юмора. Это интересно и приятно, что мама следит за мной в соцсетях. Бывает, выложишь фото, и первый человек, который лайкнул его – это моя мама…

— Сейчас вам почти 27 лет. Кем видите себя лет через 10?
— В последнее время я часто вижу мужчин, которые получают удовольствие оттого, что помогают своим женам в каких то делах. Потому что их жены достойны этого. Неважно, чем я буду заниматься! Я бы хотел, чтобы моя женщина была достойна того, чтобы я делал для нее больше. А еще я очень круто делаю массаж, мне можно пройти курсы и получить корочку массажиста. Я бы мог быть фитнес-инструктором. Есть много вещей, которыми я бы мог заняться. Так что вполне может быть, что в один прекрасный момент вы услышите обо мне не как о Жене-ведущем, а как о крутом и веселом Жене-массажисте.

— У вас много талантов! Скажите, сложно ли перевоплощаться из одного образа в другой? С детского праздника на взрослый…
— А перевоплощаться и не приходится! Самое важное в работе – будь то детский праздник или свадьба — тактичность. Нужно быть тактичным со всеми, и неважно, сколько лет человеку.
Бывало такое, что я начинал день с детского утренника, после обеда был где-то на молодежном празднике, вечером на свадьбе, а ночью в клубе, где все пьяные и безбашенные. Возраст для меня не проблема. Да, бывает, что не могу найти контакт с человеком. Но я знаю, что из 20 людей будут несколько человек, которые помогут мне создать праздник. А тот, кто сидит с кислой миной и прожигает мне затылок, пусть сидит угрюмый дальше.
Кроме того, я очень люблю детей, искренне. Моя душа не позволяет мне быть с ними фальшивыми, сюсюкаться, если мне этого не хочется… И дети это чувствуют, они мои самые благодарные зрители. Детские праздники для меня – своеобразная отдушина. Я придерживаюсь мнения, что не нужно продавать праздник, его нужно дарить. Оплата это одно, а сам момент праздника – это другое, нужно эти моменты разделять. Наверное, поэтому я не стремлюсь к богатствам, хотя уже пора, пожалуй…

— А на что обычно тратите деньги?
— На шмотки, какие-то вещи… Хожу в кальянные, а это не дешевое удовольствие, скажу я вам! Хочу купить себе домой хороший кальян, сделать крутой бар дома для своих гостей – только вместо дорогого вина или виски предлагать хороший табак. Я не пью совсем ведь. Ещё мы ездим на разные экскурсии, ходим в театр… На еду – каждый день готовим что-то новое, поэтому на продукты тратимся изрядно. Я, кстати, очень люблю готовить. И девушке моей это нравится.
Деньги – вода, всегда уходят в никуда. В Уральске, как раз-таки, деньги тратятся быстрее, чем в Алматы. Потому что здесь тоска, и чтобы было круто, нужно все время платить! Тут люди каждый день тусят в клубе, вместо того чтобы рвануть куда-то на море. Я этого не понимаю, если честно.

— Как раз о вашем переезде. В этом году вы покинули Уральск и уехали покорять столицу. Расскажите об этом.
— Еще в прошлом году у меня была попытка уехать в Питер. Мы с друзьями отдыхали там дней пять, потом я сказал им до свидания, а сам остался там. Но не сложилось — погода стала меня бесить. В этом городе я бы окончательно обленился. Там царит абсолютное спокойствие. Это слишком для меня…
А в начале этого лета меня пригласили работать в Астану в конкретное заведение, которое ребята открывали с нуля. Но я понял, что это немного не моя тема. При этом я очень благодарен тем людям за то, что они меня вытянули отсюда. Мне давно нужно было это сделать. В Уральске мне уже тесно. Мне нужен большой город, где меня никто не знает. А еще для меня главное, чтобы мне жить было приятно: где нужно и с кем нужно. Сейчас для меня такое место – Алматы.

— В Алматы вы сменили имидж, ник в «Инстаграме». Вы больше не Жека Хулиган, а Жора Авдеев. Почему?
— В Алматы я сменил ник, потому что Жека там уже есть. Имя закреплено за человеком, который занимается вайнами, у него огромное количество подписчиков, он нереально популярен среди молодежи. Сменить имя было хорошей идеей, начать все с чистого листа. И это реально прикольно! Когда ты на работе один человек, тебя называют Жорой, а приходишь домой и ты – Женя. На работе даже не знают, что меня так зовут на самом деле. Что касается имиджа, то я, наверное, просто всегда попадаю в руки к интересным людям. Я как-то проводил мероприятие для одного салона красоты в Актюбинске. Там работают очень крутые и креативные ребята, такого салона я еще нигде не видел! Я просто захожу к ним на 2-3 часа, они включают свою голову и начинают менять мою. Я с удовольствием отдаюсь в их руки и теперь чаще летаю в командировки в Актюбинск.

— Вам вообще свойственна эта легкость, готовность к переменам?
— Перемены даются мне абсолютно легко. Но я сейчас стремлюсь к некой оседлости, уже пора брать на себя ответственность. Сейчас я живу с девушкой и чувствую себя совершенно комфортно. Мне везде хорошо – эта моя проблема. А в Алматы мне по душе, здесь много интересных людей, интересных вещей.

— Эта та девушка, что мелькает в вашем «Инстаграме»? Расскажите о ней?
— Да! Я познакомился с ней в Актюбинске, был на открытии заведения, а она была дизайнером этого заведения. Ее зовут Миледи… Мила… Людмила, если точнее. Никогда не думал, что это имя когда-нибудь будет связано с моим. Мы общались в течение года, оба на тот момент были в отношениях, жили в разных городах. Но однажды я просто написал ей: «Как дела? Чем занимаешься? Хочешь в Алматы?». Она приехала через полтора месяца, пришла ко мне на работу и мы просто поехали домой, жить. Она художница. А в Алматы стала тату-мастером, причем довольно талантливой оказалась – шокирует коллег буквально с первых же работ. Думаю у нее большое будущее на этом поприще. Так что в скором времени кроме новой прически у меня появятся татуировки. Думаю, отдать ей под это дело ноги свои (смеется). Пусть забивает, будут ноги-картинки!

— Интересно будет увидеть! А как уживаются два творческих человека вместе?
— Мила очень покладистая и спокойная. Я всячески пытаюсь ее веселить, бесить чуть-чуть. А она максимум, что говорит: «Ты моя язвочка!». По идее, меня там уже топором рубить надо, а ее не получается довести, потому что такой она степенный и воспитанный человек.

— А вы Евгений, какой вне сцены?
— Дома я совсем другой человек — я готовлю кушать, пою песенки, рассказываю спокойные истории, могу ими даже убаюкать. Домашний я — вдумчивый и спокойный. Да и на работу могу прийти в далеко не лучшем настроении. Но там приходится надевать улыбку и веселить людей. Минут через пять работы уже становишься веселым на самом деле.
Мы же сейчас живем как шубы – у нас все меха наружу. Мы выкладываем в соцсети фотки, где мы счастливые, довольные, праздничные. А встречаешь на улице человека, спрашивает: «Что такой не веселый?». А кто сказал, что я должен быть постоянно веселый? У меня хорошее настроение, но это не значит, что я должен идти по улице и улыбаться. Да, у меня иногда такое выражение лица, будто я тригонометрические задачки решаю в голове. А я просто иду и думаю о своем или слушаю музыку, в которую погружаюсь с головой. Но все ожидают, что я буду идти по улице вприпрыжку…

— Как вы отдыхаете?
— Езжу шесть-девять часов на профессиональных роликах по склонам Алматы – без тормозов, на скорости 60 км/ч, в потоке машин. В Алматы никто так не делает. Сначала я опасался, ездил аккуратно, только в парках, потом стал выходить на склоны, ускоряться. Мне это дает абсолютное чувство свободы, я
отключаюсь от внешнего мира. Только в такие моменты я могу себе это позволить. Если я задумаюсь о чем-то, обращу на что-то внимание, это может стоить мне жизни. Не имею права думать о чем-то постороннем, должен концентрироваться лишь на дороге. Вообще я безумно экстремальный человек. Именно поэтому у меня нет мотоцикла или автомобиля. Я адекватно «экстремалю», но техника есть техника. На коньках я катаюсь 20 лет, поэтому могу в полной мере доверять своим ногам.
Но на следующий день я не могу двигаться. У меня настолько отравлен организм спортом, что я ложусь на диван, включаю YouTube и ничего не делаю. Тишина – тоже мой отдых. Чем больше у меня работы в ночной сфере, тем больше времени на такой отдых мне нужно. А в январе мы хотим на целый месяц отправиться с друзьями жить в Тайланд. Почему-то в плане путешествий меня манит юго-восточная Азия, и нет желания побывать в Европе. Мне интересно там, где жизнь настоящая. Буддийский настрой мне ближе.

— Скажите, Евгений, если бы вы были невидимым, куда бы вы пошли?
— Хмм… (подумав) Мне было бы интересно послушать политиков и публичных людей за кулисами. В тот момент, когда им нужно выйти и сообщить народу какую-то новость. Что они на самом деле говорят между собой в кулуарах? Смеются или реально переживают. Насколько сильно над нами издеваются перед тем, как выдать какую-то информацию? Это интересно! А так по мелочи… Ну да, за девчонками, наверное, подглядывать можно (улыбается). Хотя они итак почти голые все ходят…

— Это хорошо или плохо?
— Это прикольно! На самом деле, на работе вокруг меня всегда много очень легких девушек. Я их называю «спецназовцами», они приходят в клуб по души состоятельных людей. И они всегда очень надушены всякими брендовыми и люксовыми духами. Мы разговариваем, а потом от меня сильно пахнет всеми этими ароматами. Я с работы первым делом иду в душ, потому что мне не хочется, чтобы Мила ко всему этому прикасалась. И, наверное, это самое важное, потому что редкая девушка смогла бы такое понять. Даже очень умные девушки не переваривали информацию, что рядом со мной крутятся другие девчонки. Почему мне перед Милой хочется быть таким чистым? Потому что она так мне безгранично верит, что по-другому я и не могу. Раз она так верит, значит, я не могу это доверие предать!

— Похвально! И девушка у вас потрясающая! Скажите, а что вам сегодня снилось?
— Мне ничего не снится. Если мне что-то снится, значит, я не правильно спал. Или не о правильных вещах говорил. У меня мозг как компьютер: нужно правильно выключить и включить. И самое главное, чтобы он успел остыть за это время. Стараюсь сейчас уделять сну больше времени. Другое дело, что у меня очень ненормированный режим. Я прямо боюсь, что через двадцать лет буду каким-нибудь нервным дедушкой.

— Помните, когда плакали в последний раз?
— Да! Сейчас идет новый сезон проекта «Голос», начались слепые прослушивания. Я не смотрю эту программу полностью, но на YouTube иногда ролики вижу, и 2-3 видео стабильно «выстреливают»! Хотя у меня «актерка» очень хорошая, если надо могу заплакать просто так. Опоздал на работу, администратор кричит: «Где ходишь?» А я такой: бац! И заплакал. У всех паника! Что случилось? Наверное, по мне театр плачет, в принципе меня туда и звали… Но, я считаю, что актёр театра – это как врач. Нужно иметь настоящее призвание…

— Что сейчас в вашей голове, какие проекты?
— Самый большой проект для меня, чтобы я после рабочих выходных находил в себе силы, вставал и шел в event-агентства на встречи. Я пока в зоне комфорта, но мне нужно выбрать топовые агентства и идти туда, сойтись в работе с людьми, которые буду мне самому интересны. Я люблю, чтобы на работе складывались дружеские отношения. Алматы все это даст, просто нужно выходить из дома

— Спасибо вам, Евгений, за откровенное интервью! Желаем вам успехов и творчества!

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://fresh-city.kz/wp-content/uploads/2017/11/IMG_8352.jpg);background-size: cover;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 650px;}