«Нуржанар»: традиционные рецепты, инновационные технологии

АО «Нуржанар» осуществляет свою деятельность в нашей области более 45 лет и является одним из старейших предприятий-производителей алкогольных и безалкогольных напитков  в Казахстане. Все эти годы завод славится качеством своей продукции и использованием только натурального сырья.

Об истории завода,  специфике его работы и многом другом нам рассказал генеральный директор АО «Нуржанар» Рустам Ахметов.

— Рустам Рашитович, компанию «Нуржанар» в нашей области, безусловно, знают все, и все же поговорим о ее истории. С чего все начиналось?

— Полностью комплекс завода «Нуржанар» был запущен в 1971 году, хотя производство безалкогольной продукции началось еще в 1969 году, а алкогольной – в 1970 году. В 1971 году было запущено производство солода, тогда и заработал весь комплекс полностью. Ранее завод назывался «Уральский пивобезалкогольный завод» и только в 90-х годах его переименовали в «Нуржанар». Изначально завод производил воду, солод и наш фирменный продукт. Чуть позже запустилось производство лимонада и кваса. В 90-х годах было тяжелое время, по все            м странам бывшего СССР закрывалось много заводов, «Нуржанар» выстоял, хотя и наша компания испытывала определенные трудности. В 2001 году нам пришлось закрыть производство солода из-за поднятия цен на ячмень, это стало нерентабельным. Дешевле было покупать солод на рынке. В 2004-2005 годах началась модернизация завода. Старое советское оборудование мы полностью заменили на новые, современные немецкие станки. На сегодняшний день все наше оборудование полностью закрытого типа. Это, кстати,  один из определяющих факторов качества. Если раньше при производстве напитков участвовало много людей, так как стояла открытая система задачи ингредиентов, то сейчас все абсолютно закрыто и автоматизировано. Человеческий фактор минимизирован.

— Расскажите подробнее о процессе производства ваших напитков.

— Само производство очень сложное. У многих такое представление, что мы просто намешиваем какие-то порошки и таким путем получаем свои напитки. Конечно же, это не так. Сейчас мы стараемся просвещать людей, проводим для этого экскурсии по заводу, вовлекаем потребителей, показываем  им все.

В производстве напитков важен каждый параметр. Поэтому в нашей индустрии актуально шуточное выражение, что главные ингредиенты пенного напитка – солод, хмель, вода и совесть технолога. От технолога очень многое зависит, ведь любое малейшее отклонение от технологии влечет за собой огромные последствия. Продукт, о котором мы говорим, – капризен, как молоко. А так как мы работаем только на натуральном сырье, без каких-либо химических ингредиентов, то соблюдение технологического режима становится критическим параметром качества. Солод мы получаем из Белоруссии, хмель – из Германии, немецкий хмель считается самым лучшим. А дрожжи заказываем из Московской лаборатории, которая изготавливает их специально для нас. Используя только лучшие ингредиенты, имея лучших технологов, мы можем производить хороший продукт. Для кваса мы заказываем концентрат из Казани, делают его только из натурального ячменя. Все процессы брожения квас проходит уже на нашем заводе. На самом деле, мало кто может похвастаться этим, ведь большинство производителей делают квас путем разбавления, карбонизации и прочего. В производстве лимонада мы используем только сахар, никаких сахарозаменителей! Даже красителем, который дает этот золотистый цвет, служит жженый сахар.

С самого основания завода нашим принципом является идеология производства натуральной продукции. Это неизменно даже сегодня, когда существует множество заменителей, добавок и прочих удешевителей продукции. Клиент это чувствует, и, соответственно, поэтому наш продукт востребован. Мы смогли  удержаться на высококонкурентном рынке именно благодаря высокому качеству наших напитков.

— А что скажете о производстве воды? Из каких этапов оно состоит?

— Я сам химик по образованию, но раньше и предположить не мог, насколько сложен процесс фильтрации.

Это не просто – «прогнать через фильтр», в производстве бутиллированной воды есть очень много нюансов. Мы делаем все, чтобы вода на выходе была только самого высокого качества. Производство воды состоит из нескольких этапов. Сначала проводится предварительная очистка воды на песочных и угольных фильтрах, затем идет процесс обратного осмоса – мембранной фильтрации. То есть этот этап очищает воду от бактерий и минералов. Затем следует выравнивание pH-жесткости воды и ее минерализация до той степени, которая необходима, после чего вода проходит ультрафиолетовую фильтрацию. С недавних пор мы установили  финишное озонирование. Озонатор имеет несколькоэффектов – убивает бактерии, дает воде приятный вкус свежести, выступает своего рода индикатором: при повышенном содержании марганца и железа (которые невозможно увидеть невооруженным глазом) при прохождении через озон вода начинает желтеть. Хотя такого у нас еще никогда не было, этот шаг тоже является степенью защиты. Наши клиенты чувствуют качество, ведь мы стараемся соответствовать всем нормам и гостам.

Сырьем для производства бутилированной воды является городская вода. Многие спрашивают: почему — не из скважины? Вода из подземной скважины идет с повышенной минерализацией, ее тяжело очищать. В небольших объемах ее можно производить, но на нашем заводе потребление воды составляет 40 кубов в час, ни одна скважина не справится с этим.

— Сколько же времени занимает весь этот процесс? Какова мощность производства воды?

— На заводе «Нуржанар» стоит очень мощная система фильтрации немецкой компании, изготовленная специально под наши параметры.  Мощность ее составляет порядка 50 миллионов литров в год.

Все линии и оборудование на заводе  проходят комплексную мойку различными растворами. Чистоту линий, а так же качество готовой продукции контролируется нашей собственной аккредитованной лабораторией.

— Говоря о пенных напитках, какие рецептуры и технологии вы используете?

— Мы работаем по немецким технологиям. У немцев есть закон о чистоте напитка, действующий еще  с XIV века. В производстве должно быть задействовано лишь четыре компонента – вода, солод, хмель, дрожжи. В их натуральном состоянии. Поэтому немецкий продукт так всем нравится. Там строго придерживаются этого правила и не терпят отклонений. Мы были несколько раз на выставках в Германии. Пробовали их продукт, сравнивали его с нашим, и не чувствовали разницы. Говорю это без хвастовства, я сам был приятно удивлен. Но это действительно так.

Сейчас у завода есть планы по увеличению ассортимента. Мы понимаем, что потребитель хочет новое, и мы стараемся идти на встречу.

— Рустам Рашитович, скажите, как заводу удалось пережить трудности?

— С 2007 по 2014 года завод претерпел очередной сложный период, сильно не развивался, у кого-то даже возникли мысли, что завод не функционировал. Но это не так, завод никогда не прекращал своей деятельности. За последние три года мы подняли отдел продаж с нуля. На сегодняшний день наши показатели изменились в лучшую сторону. Так как рынок высококонкурентный, нам необходимо наращивать объемы производства, быть конкурентоспособными на рынке, поэтому мы задаем себе высокие графики и ускоренный темп. Но самое главное, что заводу все это время помогал и продолжает помогать сильный коллектив. Даже в самые сложные годы, когда компания испытывала сильные трудности, люди понимали это и работали, выкладывались. Тот коллектив, который работает сегодня, стал семьей. Люди дорожат работой, дорожат делом, которое мы делаем. Некоторые люди буквально живут на работе, переживают за нее. Профессионализм – бесценен. У нас работает технолог Галина Николаевна Конюхова, которая пришла на завод совсем юной — в 18 лет. Сейчас ей уже около 70, она по-прежнему с нами, продолжает работать. За счет таких специалистов все это время завод выдает хорошую продукцию.  Но дело даже не в том, насколько давно сотрудники работают на нашем заводе. Они действительно знают свое дело, чувствуют процесс. Но при всем опыте и умении наших сотрудников, у нас нет такой роскоши, чтобы просто ограничиваться имеющимися знаниями. Мы постоянно посещаем различные выставки, обучающие семинары, перенимаем опыт других заводов. Обучение персонала – важный критерий для любого производства. Время идет, все стремительно меняется, каждый день появляется что-то новое. Мы обязаны соответствовать времени.

— Сколько же человек сейчас работает на вашем предприятии?

— Порядка 230 человек, с учетом торгового отдела, логистики, сопутствующих производству подразделений.

Это меньше, чем раньше. В начале 90-х годов только на производстве работали порядка 250 человек. Сейчас процесс автоматизирован и не требует наличия множества специалистов.

— А как вы сами пришли в эту сферу? С какого периода работаете на заводе «Нуржанар»?

— С 2015 года я здесь. Отучился в Алматы на химика-инженера, окончил вуз по специализации «Химические технологии органических веществ». Затем  год поработал в Уральске, после чего поступил на магистратуру в Англию. После учебы я отправился в Астану, где некоторое время работал в Казахстанском институте развития индустрии в области химической промышленности. После института я решил погрузиться в реальный сектор, так с  2015 года стал работать на заводе «Нуржанар». И это гораздо интереснее, живее, динамичнее и захватывающе, чем в теории! Честно сказать, я не сразу проникся этим производством.Но после посещения своей первой выставки в Германии я посмотрел на это все иными глазами. На этой выставке я познакомился с представителями крупнейших заводов мира. Я вернулся с другим взглядом на многие вещи.

— Почему выбрали такую непопулярную специализацию?

— В школе для сдачи выпускного экзамена нужно было выбрать четвертной предмет по направлению. Тогда я просто задумался о том, что мне больше нравится, и остановился на химии. Этот предмет интересный, хоть и кажется на первый взгляд сложным.  Но я считаю, что если ты чем-то сильно увлечен, то изучить это не составит труда. На сегодняшнее время у людей есть доступ к любой информации. Можно стать профессионалом в любом направлении. Многие себя сами сдерживают. Например, когда я учился в институте,  у нас был такой  предмет – «Переработка газа». А в нашей области, как известно, нет газоперерабатывающего завода. Я побывал на всех нефтеперерабатывающих заводах, но мне хотелось именно на газовый. Тогда я написал письмо на Оренбургский газоперерабатывающий завод, в котором рассказал о том, что хочу пройти у них практику.  Мне ответили положительно. Причем приняли меня очень тепло. Я тогда стал первым студентом из Казахстана. У людей страх – они боятся начинать, боятся пробовать. Но иногда заводы сами заинтересованы в специалистах, поэтому не нужно бояться, рискуйте! В конце концов, что вы теряете?

— Нельзя не согласиться! Рустам Рашитович, расскажите немного о себе нашим читателям.

— Я женат, у меня двое детей. Очень люблю спорт – давно занимаюсь плаванием, и с недавних пор увлекся теннисом. Люблю читать, получать новые знания, общаться с людьми. Еще мне нравится путешествовать. Если нам с семьей удается выбраться на отдых зимой, мы летим к морю, если же в теплое время года – путешествуем в Европе. Я мечтаю побывать в Японии и Сингапуре. Страны островного типа мне очень интересны, мне кажется, они необычны. Хотел бы побывать в Бразилии.  Вообще, чем дальше, тем интереснее (смеется).

— Спасибо вам большое за интервью! Желаем, чтобы ваши мечты и планы непременно осуществились!

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://fresh-city.kz/wp-content/uploads/2018/11/DSC_9522.jpg);background-size: cover;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 650px;}