Музыка вселенной

Тургут Николя Габриэль Исмаилов – молодой талантливый композитор и широкой души человек. В октябре он провёл в большом зале Областной Филармонии концерт современной фортепианной музыки, а средства, вырученные с продажи билетов, передал воспитанникам областного детского дома. Музыкант рассказал журналисту «FRESH CITY» как он пришёл в музыку, почему так важно заниматься политикой, что чувствует на сцене пианист и многое другое.

— Тургут, у вас прекрасная музыка. Скажите, кто такой, по-вашему, музыкант?
— Благодарю! Музыкант – это человек, который слышит звуки вселенной. На самом деле, когда человек говорит, что у него нет слуха, это не верно. Слух есть у каждого. Абсолютно любого можно научить музыке. Но настоящий музыкант слышит вселенскую музыку. Людвиг Ван Бетховен писал об этом очень много, говорил, что его музыка – это восприятие музыки природы. Он слышит в журчании реки музыку и ничего другого, а кто-то слышит просто шум. Поэтому музыкант – это такая личность, которая может улавливать звук любого предмета, преобразуя ее внутри себя в музыку, которая будет понятна другим слушателям.

— А какие звуки больше всего любите вы?
— Моя любимая тональность – соль минор. А что касается звуков, я тоже больше всего люблю шум воды. Журчание ручья – один из самых красивых и приятных звуков, успокаивающий и в то же время, постоянно дающий тебе почву для размышлений.

— Часто бываете на природе?
— Да, я люблю природу, особенно лес. В осеннее время, вечером или рано утром, особенно. Я очень люблю Грузию за сочетание моря и гор. Это то, что я люблю больше всего. Поэтому Грузия – та страна, где мне интересно, где я люблю бывать. Люблю природу России… В Казахстане самые красивые места, как мне кажется, на юге страны. Хотя, на Западе мне тоже природа нравится. А Астана – один из самых современных и красивых городов, в которых я бывал. Мне очень понравилось на ЭКСПО-2017, его организация. Мне нравится то, что в Казахстане могут великолепно перенимать опыт и воспринимать его на себе, не исключая свою культурную самобытность…

— Не могу не согласиться. Тургут, расскажите, пожалуйста, о вашей деятельности.
— Помимо музыки и стихотворений я веду еще и политическую работу. Но основной моей деятельностью является продвижение музыки именно в том виде, в каком ее вижу я. Я очень часто езжу по разным городам, как в России, так и за рубежом. Всегда стремлюсь давать концерты благотворительной направленности. Суть в том, чтобы каждый человек мог принять в этом участие. Задачей как таковой является привить музыкальность и, в первую очередь, молодежи, привить настоящий вкус к инструментальной музыке, не именно к моей, а вообще. Люди, которые изучают музыку, понимают, что музыка раскрывает и мозговую деятельность.

— Политика? Как же вы к ней пришли?
— Почитав древнегреческих философов, понимаешь, что если ты не занимаешься политикой, политика занимается тобой. Просто хотелось иметь хоть маленькое, но все же собственное мнение в политическом кругу. Многие не понимают, что если ты дистанцируешься от политики, это не говорит о том, что она от тебя дистанцируется. Ты поворачиваешься к ней спиной, а она все равно руководит тобой. Это, наверное, идет с детства – хочется быть в курсе, понимать, что происходит вокруг тебя. А потом это приводит к тому, что ты хочешь вовлекаться в процесс и влиять на него. Моя деятельность, как и политика, связана с работой, объединяющей молодежь. Суть ее заключается в том, чтобы молодое поколение занять положительными мыслями. Всем известно, что государственные перевороты зачастую идут от молодежи, которая не понимает своего места в мире. Я занимаюсь координацией увлечений молодежи. Хочу, чтобы они понимали, что всегда можно поговорить, договориться, понять друг друга, услышать, объединиться, что мы живем на одном пространстве. Мы все очень сильно похожи, и в то же время сильно разнимся.

— И вы совершенно правы. Я читала ваши стихотворения, они очень лиричные… Скажите, чем навеяны ваши стихи?
— На самом деле это философская лирика, где я размышляю о смысле жизни, бытия. Наверное, каждому человеку хочется понимать, кто он, почему он здесь, куда идет, что делает. Весь этот смысл я черпаю внутри себя, нет какой-то конкретной личности, которая бы меня вдохновляла. Это фантазия, мой внутренний мир.

— И все же музыка для вас на первом месте…
— Музыка всегда на первом месте. Мне кажется, меня изнутри разорвет, если я свои эмоции, которые эмпатирую, не буду вкладывать в музыку, в стихотворения…

— Как вы пришли в музыку или музыка пришла в вас?
– Там вообще интересная история получилась (улыбается). У нас семья культурно развитая: родители всех своих детей отдавали в музыкальную школу на разные инструменты. Так как я старший, меня планировали отдать на гитару, а младшую сестру, Ангелину, на фортепиано. В общем, когда ей было 6, а мне 11 к нам домой привезли фортепиано – «Petrof» из красного дерева, очень красивое – до сих пор это мой самый любимый инструмент. Но привезли его для сестренки. А я в него влюбился: ходил вокруг него, нажимал на клавиши, не отходил ни на шаг. Родители сжалились и повели меня на класс фортепиано. Но оказалось, что
11 лет – это уже слишком поздно, максимальный возраст для профессионального обучения игре на фортепиано – 7-8 лет. Но я продолжал стоять на своём, и преподаватель, Ольга Петровна Кузнецова, взялась меня обучать. Оказалось, что у меня развита тактильная способность восприятия, мелкая техника. Я быстро освоил азы, меня посадили в пятый класс, я экстерном, за три года, окончил музыкальную школу.

— А на гитаре в итоге научились играть?
— На гитаре могу играть, тоже достаточно интересный инструмент. Я мультиинструменталист – играю на многих инструментах, но фортепиано для меня ни с чем не сравнится.

— Тургут, откуда приходит ваша музыка и о чем она?
— Моя музыка – это в большей степени эмоции каждого человека внутри самого себя. Каждый, слыша музыку, находит что-то свое, а если привязывать произведение к названию, человек, слушая ее, невольно будет эту тему притягивать. Моя музыка о тех эмоциях, которые происходят внутри каждого, но слушая, он угадает эти эмоции сам. Мне всегда интересно общаться о слушателями. Все воспринимают по-разному одну и ту же композицию. Для кого-то она драматична и трагична, а для кого-то очень радостна. Музыка об эмоциях, причем даже не о моих. Что касается того, откуда она приходит, всегда хочется ответить: если бы я знал! Появляется мелодия в голове, я преобразовываю ее в ноты, затем добавляю некие «украшения». Сборников у меня пока нет, хотя композиций набралось уже довольно много – около 70.

— Скажите, что вы чувствуете на сцене?
— Можно сказать, что ощущения всегда разные. Перед выходом на сцену я чувствую легкое волнение. Но в какой-то степени я хладнокровный человек, поэтому, всегда собранный. Самая высшая точка исполнения произведения – это когда ты видишь себя, слышишь, ощущаешь и осознаешь со стороны, что ты делаешь и, главное, созерцаешь свою игру. К этому тоже не сразу приходишь, сначала нужно настроиться. И то, такие моменты случаются не всегда. Бывает, что за весь концерт ты так к этому и не приходишь. Потому что можешь отвлечься или еще что-то. Но с этим чувством ничего не сравнится – одухотворение, блаженство. Ты находишься в таком состоянии, которое невозможно объяснить словами, его нужно чувствовать.

— Вы так об этом рассказываете, что все больше начинаю жалеть, что не научилась в детстве играть…
— А никогда не поздно! Научиться можно всегда, если есть желание. Рояль, фортепиано изначально даются проще. Даже струны зажать на гитаре пальцем или смычком на скрипке правильно не каждый сможет. Потом ты узнаешь, что это магия. Что, нажав на одну и ту же клавишу, можно услышать 30 разных звуковых диапазонов. Рояль, который стоит в филармонии имеет свою историю. На нем играл Святослав Рихтер – один из крупнейших пианистов 20 века. Прозвучит, возможно, глупо, но все инструменты – живые, они с тобой говорят, ведут диалог. Есть рояли с надорванной душой: когда один человек долго играет на инструменте, он «привязывается» к этому музыканту. И когда человека уже нет, рояль играет по-другому. Не каждый это услышит, но звук у такого рояля становится слегка надломленным. Когда ты извлекаешь звук из инструмента, он повинуется твоим эмоциям. При исполнении ты должен слышать послезвучие, следить за ним, улавливать и направлять. Только тогда у тебя будет настоящая музыка. В ином случае, у тебя будет механическая игра, которая не вызовет никакого удовольствия ни у тебя, ни у слушателя. Это не спорт, где все просто – кто бегает быстрее, кто прыгает выше. Как играть легче быстро или медленно? Не музыкант скажет, что медленно. На самом деле играть быстро легче. Потому что музыкант такой игрой может пускать пыль в глаза. Исполнять медленно правильно намного тяжелее – сыграть так, чтобы не было ни одного надрыва, чтобы мелодия была тонкая как струна.

— Действительно, магия… А где вы любите выступать больше всего?
— Я гастролирую по разным городам, выступаю в небольших залах. Больше всего мне нравится выступать в музеях. Обычно от таких мероприятий остается больше впечатлений. Недавно я выступал в Санкт-Петербурге в музее Шаляпина. Там собралась замечательная публика. Стараюсь избегать больших залов. На мой взгляд, пока нужно приучать небольшие массы людей. Лучше пусть это будет 100-150 настоящих ценителей, чем 2000 обывателей, которые просто пришли…

— В Уральске вы выступали впервые? Почему?
— Наверное, это больше связано с моей загруженностью. Кроме того, Уральск – это такой город, в который я больше приезжаю отдохнуть, нежели работать. Ведь любой концерт связан с нагрузкой, с подготовкой, организацией. Но планы сыграть здесь были уже давно. В октябре мы провели благотворительный концерт, который организовали сами. Публика встретила меня хорошо, учитывая, что половина были мои знакомые, которые давно хотели послушать меня вживую. Было очень приятно! Мы благодарны Областной Филармонии, за то, что пошли нам на встречу.

— Ваша семья живет в Уральске? Расскажите нам о ней.
— Моего отца зовут Шакир, маму Галина. Нас, детей, в семье четверо. Я старший, далее моя сестренка Ангелина, которая стала большим музыкантом. Она концертирующая пианистка, выступает в разных странах, сейчас, например, в Индии. Далее идут младшие брат и сестра Авраам и Маргарита. У нас очень сплоченная семья. Родители всегда учили нас тому, что мы одно целое и все звенья в одной цепочке. Поэтому стараемся друг друга поддерживать, несмотря на большую разницу в возрасте. Мы тесно общаемся, любим друг друга, поддерживаем. Мы не так часто видимся, но именно здесь мы встречаемся всей семьей.

— Как обычно проходит день творческого человека?
— Я долгое время учился в академии МВД, находился на казарменном положении, поэтому мне присуща дисциплина. И я не могу сказать, что просыпаюсь как многие творческие люди. Сестренка у меня такая – может спать до двух часов. А у меня по расписанию все четко: встаю в 5.55 часов, делаю зарядку, завтракаю. Потом я обычно занимаюсь повседневными делами. Творчеством люблю заниматься больше вечером, стихи пишу ночью.

— Военная академия? Вы довольно разносторонний человек! Почему возникла необходимость военного образования, вы не хотели делать музыку единственным делом жизни?
— Есть такой момент: музыка – это весьма регламентируемый предмет. Это творчество, но оно очень тесно связано с математикой. Когда я окончил музыкальную школу, меня направляли на исполнительскую часть. То есть я должен был стать исполнителем. Я этого категорически не хотел. Я сразу решил, что буду композитором. Преподаватель композитора во мне не видел. Когда возникла эта дилемма, я оставил музыкальный колледж и начал заниматься самостоятельно. Развиваться в том направлении, которое нужно было мне. Потому и сложилось так, что я пошел не по музыкальной стезе. Но уже через пару месяцев я понял, что без музыки не смогу жить. Даже в академии я находил время, играл на инструменте в актовом зале, сочинял.

— А скажите, откуда взялся такой интересный псевдоним – Тургут Николя Габриэль?
— Это даже и не псевдоним, можно так сказать. У меня достаточно смешанная семья, в которой есть и русская, и французская, и чеченская, и еврейская и прочая кровь. Огромный набор! Это имена моих предков, в честь которых меня назвали при рождении. Но в паспорте нельзя написать три имени, разрешено только два. Но если бы написали два, то оторвалось бы третье. Так что в большей степени это мое полное имя.

— Напоследок скажите, что бы вы хотели сказать нашим читателям?
— С читателями я бы хотел встретиться, ведь общаться в живую гораздо интереснее, но в первую очередь хочется сказать, что мы должны ценить самих себя, свое время, свою жизнь. Идти по тому пути развития, которое чувствуем и понимаем внутри себя. Понимание – это краеугольный камень всего. Без него человек начинает загибаться в духовном плане. Многие не усматривают такие моменты, что понимать нужно, прежде всего, самого себя. Творчество оно во всем. Каждый должен найти себя в том деле, которое ему по нраву, которое приносит удовольствие, а затем приносить его другим через свое творчество. Мы всегда можем найти тех, кому понравится то, что мы делаем. Если заниматься делом, которое любишь, то можно считать, что уже 90 % успеха у вас в кармане.

— Золотые слова! Спасибо за беседу, Тургут, желаю вам творческих успехов и всего наилучшего!

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://fresh-city.kz/wp-content/uploads/2017/11/IMG_2076.jpg);background-size: cover;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 650px;}