Гости месяца: группа «Алау»

 

В конце июня в Уральске и  Аксае с концертами выступила известная казахстанская группа «Алау».  Ержан Мухатаев, Ербол Салыкбаев, Асет Арыстанбек и Хамит Сатаев встретились с журналистом FRESH CITY и рассказали, каково это – быть знаменитым бойз-бендом в казахстане и как современной эстраде мешает известное в стране понятие «ұят».

 

Организатором концертов «Алау тобы» в Аксае и в Уральске выступил языковой центр «Destination». К слову, солист группы Ержан Мухатаев является учеником этого центра и дистанционно  изучает здесь английский язык.

 

Впервые о мужском коллективе заговорили на телеканале «Казахстан» в эфире программы «Түнгі студияда» 30 ноября 2015 году. Тогда новый коллектив миру представила продюсер Баян Есентаева (Алагузова), которая ранее работала только с женскими коллективами. Участники коллектива «Алау» Асет Арыстанбек, Ербол Салыкбаев и Хамит Сатаев являются финалистами проекта «Жанды дауыс», а Ержан Мухатаев был ведущим конкурса «BalaTurkvision». До участия в конкурсе парни уже были знакомы, а после «Жанды дауыс» объединились в группу. Название коллективу  придумал Дастан Оразбеков — участник известной в стране группы «Орда».

— Ребята, вчера (28 июня) вы выступали в городе Аксай. Как все прошло?

— Выступление было шикарным! К большому сожалению, зал был не полным, но  тем не менее настроение у зрителей было отменным. Нам это очень сильно понравилось, потому что успех выступления всегда, в первую  очередь, зависит от публики. Нас встретили по достоинству, и мы очень рады, что мы посетили этот город.. В Уральске мы выступали уже не раз, местная публика всегда встречает шикарно. Зрители приходят с плакатами. Просят автографы – нам, как артистам, это всегда приятно.

— От сегодняшнего концерта ждете чего-то особенного?

— Да, ждем  поддержки, потому что мы зависимы от этого. Хотим, чтобы все прошло отлично.  Мы же со своей стороны постараемся, чтобы это было незабываемо, чтобы каждый, кто придёт на наш концерт действительно отдохнул.

— Думаю, так и будет!  Расскажите, каково быть популярным бойз-бендом в Казахстане? Насколько сильно изменилась ваша жизнь за три года существования группы?

— На самом деле мы, наверное, об этом очень редко задумываемся.  Мы стараемся делать свою работу, выполнять задачи, которые нам ставят. И свою работу очень любим, буквально кайфуем от нее. Наша жизнь за эти три года изменилась кардинально! На нас и раньше лежала определенная ответственность, но сейчас она в разы усилилась, требования ведь всегда возрастают.

— Вы побывали во многих городах. Где вам нравится выступать больше всего?

— Чаще всего мы выступаем в южной части нашей страны, но город, на самом деле, не имеет значения. Что касается площадки, то предпочитаем больше открытое пространство. Потому, что там свежий воздух, и разряженная обстановка. Это не просто зал, где все сидят и просто слушают, здесь танцуют!

— Сложно ли работать с Баян Масксатовной?

— Многие думают, что она – деспотичный руководитель. Мы никогда за ней ничего подобного не замечали. Она любит свою работу,  любит свои проекты, часто говорит, что мы самые лучшие. А это очень важно для артиста – слышать от продюсера слова одобрения. Для нас – она самый лучший мотиватор и большой пример. Не только она для нас первый продюсер, но и мы для нее – первый бойз-бенд. Раньше она была категорически против работы с парнями, но решившись, не пожалела. Где-то она даже упоминала, что с парнями работать легче, чем с девушками. И это правда (смеется)!  Мы не красимся по два часа, мы не уходим в декретный отпуск, если решаем жениться, это не сказывается на работе. Девушкам в этом плане сложнее. На эстраде в масштабах страны продюсерский центр  Shine Star Production – самый лучший, здесь созданы лучшие условия для артистов и работают лучшие продюсеры.  Все это видят, все это знают, и мы — не исключение. Мы хотели попасть именно в этот «продакшн» и работать с Баян Максатовной.

— А какие ограничения есть у вас по контракту?

— У нас не все так строго, как у девушек. Ограничения касаются, главным образом, дисциплины: не опаздывать, посещать репетиции, выполнять обязанности четко. Личная жизнь не оговорена. Единственное, мы не должны придавать огласке отношения, если они имеются у кого-то из нас.

— Имея за спиной большой опыт конкурсов и проектов, что можете посоветовать молодым начинающимся певцам?

— Многие дети очень быстро перегорают. Стоит проиграть однажды, и они сразу сдаются. Проигрывать тоже надо уметь. Мы тоже участвовали в разных конкурсах, проигрывали и тоже говорили все, больше не будем петь. Но сдаваться – не вариант! Всегда надо идти вперед. Есть такие певцы, которые не выигрывали каких-то проектов, но стали успешными.  Так что советуем не сдаваться и идти к своей цели.

— У вас очень яркие клипы, о чем и для кого ваш репертуар?

— Спасибо! Наша музыка – для всех. Мы пробуем себя во всем, недавно, к примеру, выпустили трек «Енді тыңда». В словах песни нет смысла, о чем мы и говорим в самом треке.  Но в клипе затронуты глобальные темы, которые поймет человек образованный, любящий читать, следящий за новостями.

— Я видела этот клип и обратила внимание на большое количество ваших перевоплощений. Легко ли вам давались эти образы?

— Мы очень смеялись во время съемок!  Потому что делали это впервые: надевали парики, делали макияж, наряжались. Смеялись все участники процесса! Баян Максатовна в клипе поддержала сложившийся образ деспотичного продюсера. Подтекст был таков: многие упрекают ее в незнании казахского языка. Но какая разница? Она – ярчайший пример патриотизма, всем сердцем любящая свою страну! И не должна ни перед кем отчитываться.

— Как думаете, чего не хватает нашему шоу-бизнесу сегодня?

— Смелости. Сейчас есть очень популярный термин «ұят». Считаем, что его следует  просто искоренить, иначе роста нам просто не видать. У нас боятся любого проявления творчества, будь то музыка или кино.  Когда мужчина переодевается в женщину или девушка обнажает тело, следует помнить, что это всего лишь творчество! Искусство!  А нам говорят, что мы, таким образом, воспитываем плохую молодежь. Но ведь молодежь воспитываем не мы – артисты! Она воспитывается дома, у родителей. Всем своим коллегам мы желаем, прежде всего, смелости. Чтобы они продвигались, создавали новое и не боялись творить.

— А у вас много «хейтеров»? Часто ли приходится сталкиваться с понятием «ұят»?

— Конечно! Дизлайки – это вообще очень хороший показатель! Значит, что нас слушают, смотрят, оценивают, обсуждают. Даже в нашем клипе «Енді тыңда» лайки и дизлайки показаны в одинаковых количествах. Дело даже не в поклонниках и хейтерах, а в людях старшего поколения, которые  просто лезут не в свое дело только ради того, чтобы что-то обругать.

— Без этого в нашей стране, пожалуй, никуда…

— От этого нужно отходить!

— Согласна! А как проходит рядовой день группы «Алау»?

—  Дни у нас проходят в творческой атмосфере. Если мы не на гастролях, мы проводим свой день в студии. Ербол пишет музыку, мы слушаем, обсуждаем, что-то убираем, добавляем. Наш график, как правило, расписан на месяц вперед. Хотелось бы, конечно, чтобы на полгода (смеются), но пока так…

— Скажите, о чем вас журналисты спрашивают чаще всего? И о чем вообще не спрашивают?

— О новостях спрашивают чаще всего… Что нового в жизни происходит, что планируется. Не спрашивают о том, что у нас в душе творится. Этот вопрос никогда не задавался, и на этот вопрос мы сами не готовы ответить, но иногда хочется сесть и поговорить откровенно… По-честному, так сказать.

-Но вы пока не готовы, так понимаю… Скажите, а если бы не музыка, чем вы занялись бы, как думаете?  

— Сцена – это наше! Мы не представляем себе никакой другой деятельности.

— С какими мыслями вы выходите на сцену?

— Мы выходим с мыслями о том, чтобы все прошло идеально, по плану.  У нас есть небольшой духовный обряд (без подробностей), который мы проводим перед каждым выходом. Это не связано ни с религией, ни с суеверием, это то, что просто нас мотивирует и сплачивает. Конечно, каждый раз, как в первый раз: всегда волнуешься перед выходом, зритель всегда непредсказуем, могут встречать бурными овациями, а потом просто тихо, спокойно сидеть и хлопать. А могут и не хлопать вовсе. На нас это не должно влиять. Мы выходим и выполняем свою работу.

— Вы так лихо и синхронно танцуете. Много времени уделяете хореографии?

— Мы изначально себя зарекомендовали как бойз-бенд, который танцует. Мы отработали несколько постановок, которые сможем исполнить где угодно и когда угодно, внедрим в любой трек и станцуем под любую музыку.

— А есть ли у вас райдер?

— Нет (смеются), райдера у нас нет. У нас есть, конечно же, определенные требования: чистая гостиница наличие горячей и холодной воды, утюг в номере, питание, трансфер.  Мы слышали о райдере нашего коллеги и соотечественнике Jakh Halib, в котором сказано, что он выступает только на открытых площадках, и чтобы там не было сидячих мест. Мы не так привередливы.

— Ребята, спасибо большое, что уделили нам время! Желаем вам отличных выступлений и творческих успехов!

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://fresh-city.kz/wp-content/uploads/2018/07/9Z6A0219.jpg);background-size: cover;background-position: top center;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 650px;}